Вадим Белоусов: «При бедном населении развитие страны невозможно»

Для восстановления экономики в первую очередь необходимо повышать доходы граждан. Механизмы для этого есть, как и средства, которыми нужно просто правильно распорядиться. Об этом, росте цен на продукты, борьбе за пенсии, снижении цен за ЖКУ и грязных технологиях на выборах в интервью «Источнику» рассказал депутат Государственной думы от Кировской области, представитель партии «Справедливая Россия – За правду» Вадим Белоусов.

 

– Вадим Владимирович, даются разные прогнозы по поводу роста экономики, уровня жизни в России. По вашему мнению, за счёт чего этот рост возможен?

– Начну с того, что по уровню жизни мы очень сильно упали, поэтому у нас рост идёт не к новым, а к достигнутым в предыдущие годы показателям. В первую очередь, он возможен за счёт повышения заработной платы, доходов населения. Сегодня около 15% россиян находится за чертой бедности, 30% – на черте бедности: по факту, половина населения не имеет нормальных доходов для жизни. Люди могут позволить себе тратить деньги только на дешёвую еду и покупку необходимого минимума товаров, а это не ведёт к развитию малого бизнеса, производств, рынка услуг, сферы развлечений. Всё это в итоге сказывается на общем состоянии экономики страны.

Считаю, в такой ситуации в первую очередь необходимы доплаты людям. Наша партия готовится внести предложение о безусловном базовом доходе: выплате по 10 тысяч рублей ежемесячно каждому гражданину. Сначала – социально незащищённым семьям с детьми, а затем действие закона распространить на всех граждан. Ведь не имея никакой поддержки, опасаясь лишиться последнего дохода, человеку сложно порой решиться на что-то новое, сменить деятельность. Такая мера позволит хотя бы частично выполнять роль страховки для тех, кто хочет сменить работу, а многим гражданам – перешагнуть порог нищеты, иметь дополнительные средства на покупку продуктов, одежды, оплаты дополнительных секций для детей. При бедном населении развитие страны невозможно.

 

– А где взять деньги?

– Грамотно перераспределить расходы. Сегодня говорят о строительстве самого высокого небоскрёба компании с госучас­тием. Может, эти деньги направить на базовый доход, выплаты населению, а небоскрёб подождёт?

Есть и рыночные механизмы. Наша партия постоянно требует увеличить вывозные пошлины для металлургов, нефтяников – на богатства, которые не произведены в стране, а добыты здесь. Согласитесь, население тоже имеет право на часть этих богатств. В той же Норвегии деньги жителям доплачивают различные фонды, а у нас пенсия не позволяет нормально прожить.

Думаю, перераспределение расходов позволит повысить доходы. Наша партия всегда выступала за такие решения, всегда предлагала альтернативный бюджет, позволяющий поднять уровень жизни населения. В том же сельском хозяйстве зарплата на селе составляет 60% от городской, а закрытие больниц, школ, магазинов приводит к миграции населения из деревень. Здесь речь идёт уже о продовольственной безопасности страны. Если нет денег, нет производства продуктов, мы обречены на зависимость от импорта. А если нам его закроют – с голоду умрём? Развивать и вкладываться надо в эти направления, а какие-то структурные проекты подождут.

 

– Сейчас по факту идёт финансирование отдельных олигархических структур, приближённых к власти?

– Думаю, в каких-то случаях так и есть. Если финансируются, последние должны платить налоги. Вывозишь сырьё, металлургичес­кую производственную продукцию – заплати повышенные налоги, пошлины. Пусть у тебя яхта поменьше будет – не 100 метров, а 50, – но отдай ты часть людям. Они тоже живут в этой стране. Это наши люди.

 

– Какие меры со стороны государства помогут сдержать скачки цен? Закрытие границ для импорта?

– Мы через это тоже не раз проходили, однако закрытие границ не поможет внут­реннему рынку. Должны быть сдерживающие факторы, которые регулируются. Как на примере с зерном: в период сбора цена на зерно падает, государство его закупает и складывает на хранение. Весной цена идёт в рост – государство достаёт запасы, тем самым регулируя цены закупом за счёт такого интервенционного фонда. Для государства издержки на закупку и хранение зерна окупаются, а цена сдерживается. И производитель знает, какой будет стоимость сырья, и исходя из этого регулирует свою цену. Это важный механизм, потому что 30% в стоимости хлеба – зерно. Остальное – издержки на энергию, топливо, технику, но они всегда будут расти, в том числе из-за инфляции.

Особенно болезненным вопрос с ростом цен становится, когда падают доходы населения. Сахар четыре года назад был по одной цене, затем дважды цены падали. Когда вернулись на прежний уровень – 2018 года – сразу все заметили, что сахар подорожал. Реально он вернулся к цене, которая была 3-4 года назад, и тогда никто не возмущался таким повышением цен, потому что доходы позволяли купить сахар по такой стоимости. В последнее время население, как я уже сказал, беднеет. Мы упали и по уровню ВВП. При этом у нас продолжают говорить о низком уровне инфляции.

 

– Ваша партия как раз внесла в Госдуму законопроект о пересмотре подхода к подсчёту инфляции, предлагая брать в расчёт продукты и услуги повседневного спроса.

– Да, сделать более народной. Индекс инфляции правильнее считать на основании цен на продукты, которые постоянно потребляет большинство населения. Неправильно брать во внимание, к примеру, отдых за рубежом или аренду ячейки сейфа в банке. Этими услугами пользуются далеко не все, а общий показатель инфляции они сильно занижают. При этом яйца дорожают в два раза, а инфляция составляет 5% – как так?

 

– Как думаете, будет сопротивление при принятии такой инициативы?

– Думаю, будет. Все наши постоянные попытки проведения подобных законов старается блокировать партия власти. Час­то случается, что мы вносим законопроект несколько раз, партия власти за счёт своего большинства его отклоняет. Как совсем ситуация обострится – вносит аналогичный от своего имени, и он принимается. Мы к этому относимся спокойно, главное, что закон принят. Пусть пять раз не принят от нас и на шестой принят от «Единой России», но принят. И помогает людям.

Недавно, к примеру, одобрили закон о поднятии НДФЛ до 15% для получателей дохода более 5 млн рублей. Мы его до этого трижды вносили, предлагали ввести прогрессивную шкалу налогообложения, в итоге закон одобрили после инициативы со стороны партии власти. Ну, главное, что сделали.

 

– Есть законы, одобренные вопреки общественному мнению. К примеру, о повышении пенсионного возраста.

– Наша партия голосовала категорически против его принятия. Люди перед пенсией и так никуда не могут устроиться, а им ещё 5 лет добавили. Да, мы приняли законы, которые не позволяют уволить сотрудника предпенсионного возраста, но в нашей стране все законы можно обойти. При этом срок дожития вырос несильно, у мужчин средний срок жизни меньше, чем возраст выхода на пенсию. Мы голосовали против повышения пенсионного возраста, будем вновь вносить инициативы о его отмене. Думаю, рано или поздно, когда партия власти потеряет большинство, она будет вынуждена подойти к корректировке пенсионного возраста в сторону уменьшения. Пусть даже сама внесёт, но главное, чтобы результат был.

 

– Также у вас не пропустили законопроект о возврате индексации пенсий работающим пенсионерам...

– И эту инициативу продолжим продвигать. Человек, заработав пенсию, продолжает работать не от хорошей жизни. Какое отношение его честно заработанная пенсия имеет к его зарплате? Отдай положенное! Почему, если он сидит дома, то индексацию получает, а если продолжает работать (на заводах такие кад­ры особенно востребованы), то индексации лишается? Пенсия всеми заработана одинаково. Да, этот вопрос мы поднимаем и продолжим поднимать.

– Ежегодно в редакцию поступает огромное количество жалоб на большие суммы в платёжках за коммунальные услуги. К примеру, за февраль-март читателям приходили платёжки по 14 тысяч рублей за 1-2-комнатную квартиру. Как изменить ситуацию?

– Конкретными решениями. Наша партия выдвинула предложение, чтобы коммунальные расходы занимали не более 15% доходов конкретной семьи, если превышают, то государство должно эту разницу субсидировать. Это позволит решить проблему с такими сумасшедшими начислениями. Уже добились того, чтобы счётчики на электроэнергию покупали и устанавливали не жители, а энергосбытовая кампания. Такую же систему хотим ввести для водоснабжения, это тоже позволит сэкономить населению на расходах за ЖКУ.

Но повторюсь, на сегодня самым действенным видим ограничение в 15% от доходов. Это сдержит желание коммунальщиков брать по 14 тысяч рублей в месяц, тем более, наверное, вы привели пример ситуации в каком-то отдалённом районе, где частные котельные и ресурсники творят, что хотят. Принятие законопроекта позволит облегчить это коммунальное бремя для населения, хотя понимаю, что цена на ресурсы продолжит рас­ти. Как произошло с той же мусорной реформой: тариф вырос, хотя мусор как возили, так и вывозят. Делается всё под лозунгом, что когда-то мы построим мусороперерабатывающие заводы. В Москве с их деньгами достроить не могут, а в Кировской области с дотационным бюджетом, думаю, это нескоро произойдёт. А деньги уже начали собирать. Сначала сделайте, а потом собирайте! С такими федеральными системами бороться очень сложно, потому что там лоббисты, и партия власти не сильно в таких вопросах желает идти навстречу.

 

– Появились разговоры об укрупнении субъектов: Удмуртии, Кировской области и Пермского края. Вы в Госдуме представляете два из этих субъектов. На ваш взгляд, административная реформа нужна?

– Особого смысла в таком объединении не вижу. Понимаю, когда объединяли Тюменскую область с северными регионами, чтобы деньги нефтяников распределить по всей территории. А объединять эти три субъекта... Удмуртия – это республика, там свой второй язык. У кировчан, получается, удмуртский будет вторым языком? Или Кировская область станет Республикой? А финансирование как будет распределяться, по какому принципу? Сложностей много, считаю эту затею нецелесообразной. Да и у правительства Кировской области достаточно забот. И большой территорией управлять очень сложно. Когда бедный регион присоединяют к богатому, это даёт эффект, а когда примерно одинаковые по уровню жизни – ничего не даст. Объединение целесообразно на основе общих интересов, а не так, что один начальник будет директивно распределять те же доходы.

 

– Как раз в рамках муниципальной реформы сейчас в Кирове мэра назначают, а не избирают. Ваше мнение по этому поводу?

– Мэр должен избираться народом. Потому что власть должна отчитываться именно перед народом, а сейчас отчитывается перед губернатором. У него нет стимула отчитываться перед народом, главное – отчитаться в областном правительстве. Такой подход крайне неправильный. Получается, убрали последний контакт с народом. Многие за возврат выборов мэра борются, не мы одни. Однозначно, мэр должен быть избранными.

 

– Если говорить о региональном отделении партии «Справедливая Россия – За правду», которое вы представляете, изменили ли вы подход к отбору кандидатов на предстоящие большие выборы?

– Нет. Всегда стараемся выдвигать известных людей, профессионалов в своей сфере, а их у нас много и на уровне области, и района, и города, и на местах. У нас сформирован хороший кад­ровый резерв, так что есть из кого выбрать. По этому вопросу не беспокоимся.

 

– Какие планы у вашей партии на места в ОЗС и Госдуме?

– В субботу было большое совещание. Лидер нашей партии, Сергей Михайлович Миронов, чётко обозначил: цель – второе место после партии власти. То есть нам надо набрать минимум 15-20% голосов избирателей. Шансы, считаю, велики.

 

– Лично вы планируете выдвигаться в Госдуму следующего созыва?

– Пока не могу сказать, решение примет Съезд партии в конце июня. Да и выборы ещё не объявлены.

 

– По вашим ощущениям, будут ли на предстоящих выборах в борьбе за мандаты и в Законодательное собрание, и нижнюю палату парламента использоваться «грязные» технологии?

– К сожалению, во время выборов такие технологии применяются всегда. Да, оппонентов будут поливать грязью, искать все возможные и невозможные компроматы. К сожалению, от этого никуда не деться.

 

– Как думаете, если вы примете решение о выдвижении в качестве кандидата, дело, которое сейчас расследуется, может стать элементом грязной политической борьбы?

– Думаю, что обязательно будут писать всякую грязь и преподносить это как какой-то решённый факт. На самом деле это дело сложное и запутанное, длится уже более 7 лет. Дважды Генеральной прокуратурой, когда её возглавлял Чайка, дело возвращалось на доследование, потому что не находили состава преступления. Считаю, это изначально было политическим заказом против губернатора (экс-главы Челябинской области Михаила Юревича. – Ред.). Взяли дорожного министра с его подельником за взятки. Те полгода отсидели и заявили, что якобы деньги передавали нам – губернатору и депутату Госдумы. Пос­ле этого подельников выпускают, и они благополучно сбегают в Англию. Сейчас дело строится на основании каких-то их показаний. Просил: дайте мне хоть одну очную ставку с этими людьми. Не дали.

 

– Ваше видение произошедшего?

– Они дороги строили, а налоги не платили. Взятки получал министр, а потом заявили, что якобы отдавал деньги нам. При этом у нас на руках есть все документы, подтверждающие, что деньги ими выводились за границу – акты налоговых проверок, платёжные поручения. Ими покупались квартиры, земельные участки в Подмосковье, акции предприятий. Эти документы у нас имеются, но к сожалению, следствие на них не смотрело. Повторюсь, два основных свидетеля обвинения сбежали за границу, очно их допросить невозможно, организовать очную ставку – тоже, в судах они, конечно, тоже не появляются. Сейчас они, кстати, стали фигурантами ещё нескольких других уголовных дел, но уже в статусе обвиняемых.

С нашей стороны есть порядка ста свидетелей. Более того, я ежегодно сдаю декларации, супруга сдаёт, никаких денег у нас не нашли, никаких транзакций, ничего. Но следствие приняло позицию: мы виновны – и всё. Наверное, на погонах звёзд прибавится, если фигурантами дела станут депутат Госдумы или губернатор, а не просто региональный чиновник.

На сегодняшний день дело передали в суд для рассмотрения по существу, слушания только начались. Думаю, продлятся долго. Надеюсь доказать свою правоту, потому что все подтверждающие это факты у меня есть. Вот только настоящим фигурантам дали возможность сбежать, и не исключаю, что в обмен на показания против нас. Ещё раз подчеркну: я не виновен. И у меня и мысли нет покинуть Россию. Буду доказывать свою правоту здесь, в стране. Планирую биться до конца.

 

– Насколько вы считаете важным ходить на выборы?

– Необходимым. Да, можно говорить: «Мой голос ничего не значит, всё равно всё предрешено». Вбросы можно сделать, но чем больше населения проголосует, тем корректировать результаты сложнее. Только явка избирателей позволит дать максимально реальный результат. И избиратель должен бороться за свои права, это один из легальных способов озвучить свою позицию. Для этого нужно только прийти и заполнить бюллетень. В этом случае есть шанс изменить ситуацию к лучшему.

Подписывайтесь на нас в соцсетях