«Первого волка взял живьём». Откровенное интервью с лучшим охотником-волчатником Кировской области

В соседних регионах свирепствуют волки. Напряжённая ситуация на севере. В Коми в конце декабря хищник едва не напал на ребёнка – 10-летнего мальчика ценой собственной жизни спас терьер, бесстрашно бросившийся на зверя. В начале недели в Архангельске, около детского сада, полицейские застрелили незваного лесного гостя. Буквально за считанные дни в столице Поморья и окрестностях было уничтожено несколько хищников. Тревожные новости и из Нижегородской области, откуда, по сообщениям местных СМИ, в сторону нашего региона выдвинулась стая волков, которая держала в страхе целый посёлок и погубила не одно домашнее животное. Мы пообщались с лучшим охотником-волчатником Кировской области 2019 года, узнали у него о трудностях охоты на волка, о лютом бирюке, за которым он гоняется уже два года, и о четвероногих друзьях – Жулике, Беркуте и Мише.

Александр Двинских служит в МЧС. После смены помощник начальника караула ПСЧ 40 города Котельнича отправляется на другое дежурство – вместе с несколькими близкими друзьями караулит приближающих к населённым пунктам волков. «Пытаемся гоняться», – коротко говорит Александр. На прошлой неделе его бригада добыла волчицу – в километре от деревни. А в конце января, после трёх дней преследования, был обезврежен матёрый волк.

Делится, мало сейчас охотников-волчатников, занимаются этим в основном «идейные» – увлечённые охотой.

– Мы четыре года кабанов кормили на участке, а волки постоянно их вырезали. Вот и решили ими заняться, – объяснил собеседник. – За три года добыли больше 20 волков. В первый год – 10, во второй – 8, нынче – уже 4. Лет 10 в нашем районе их не отстреливали. Это ведь одна из самых сложных охот. Скажем, ездили тут, выкинули флагов 8 километров. Три дня гнались, и они не дали себя зафлажить. Прослушали нас и выскочили. Было четыре. Одного стрельнули, остальные ушли. Из Нижегородской области заходит крупная стая – штук 6-8. Тоже пока никак не можем их поймать. У них круги большие – по 150-200 километров могут пройти. Мы же не по следу идём, это же лес, кругами режешь. Допустим, делаешь большой круг, смотришь – вышли, делаешь следующий... Не так просто.

– И затратное дело?

– Дорого очень. Вот, скажем, флаги: 1 катушка (а это 2 километра) – 14 тысяч рублей, а всего у нас 6 катушек. Плюс каждый выезд – тысячи 2-3. Идёшь на снегоходе, топлива море улетает.

– Много волков сейчас?

– У нас – не так много. Но есть опасные товарищи. Допустим, около посёлка Юбилейного есть волк, за которым мы уже два года гоняемся, собак ест.

– Одиночка?

– Даа... Их была пара. Они вдвоём с волчицей собак резали. Двух в одном селе, двух в другом... Волчицу-то убили. По нему стреляли, но он ушёл. Сейчас один орудует. Лютый. Хитрый товарищ. Ходит по трассам, дорогам, не боится деревень, приходит в деревню, собаку съедает и спокойно уходит.

– Почему собаки? Так проще?

– Конечно. У них очень сильно развит инстинкт самосохранения. Гораздо легче собаку с цепи взять, чем с тем же кабаном воевать, ведь там можно и травму получить. Волки очень хорошо всё продумывают.

– Сколько лично вам удалось добыть?

– Я счёт не виду, но могу сказать так: если бы не мы, не было бы добыто в нашем районе ни одного волка. Приходится в следах разбираться, особенно когда многоследица. Ты флаги вытянул 14 километров, а волка может вообще не оказаться. Флаги приходится снова сматывать. Уж очень тяжёлая и трудовая охота.

– Если говорить в целом – какой самый памятный трофей?

– Даже не знаю. Всякое бывало. И лоси, и кабаны, и медведи. Наверное, первый волк...

– Где это было?

– В том же Юбилейном. Живьём волчицу поймал. Как? Увидели переход кабаний, направились по нему. Собаки шли по следу. Обнаружили кабана задранного. Потом собаки налетели на молодую волчицу, зажали её. Отбивалась от них. Сел на неё и связал. Привёз в город. Добычу зафиксировали, отписали и передали в зоопарк.

– Необычно. Когда вообще охотой загорелись?

– Лет в 16. Сначала – рыбалка, а там почти все знакомые – охотники. С одним съездил, с другим. Так и увлёкся. После армии вступил в Общество, купил ружьё и начал охотиться. Тогда же стал собаками увлекаться, на данный момент у меня 5 собак живёт.

– Любите собак?

– Я бы не назвал это любовью. Всегда нравилось воспитывать. Сначала были немецкие овчарки, ротвейлеры. Ездил на соревнования по общему курсу дрессировки, выигрывали. В то время друг у меня погиб трагически на охоте, у него остался кобель, забрал его к себе. Так у меня появилась первая лайка. С псом этим тоже несчастный случай произошёл во время охоты, сильно пострадала челюсть. Зашил его известный ветврач Валерий Соболев. Лайка эта ела, пила, всё нормально, но работала уже слабо. Начала бояться зверя. Потом у меня ещё собаки появились, доходило до десятка. Искал, кто покруче.

– И кто же круче?

– Порода не имеет значения. Собака подстраивается под охотника, хозяина, хотя, конечно, имеет определённые черты характера. Нет приоритетов в породе, в норных есть – таксы. Лучше таксы ничего не увидел.

– Мне, как обывателю, казалось, что такса больше декоративная собака...

– Такса – самый опасный зверь на планете земля. Я вам точно говорю (Смеётся.) Даже когда щенка домой приносишь, обычно он начинает принюхиваться, страхи есть, а такса сразу начинает всё разносить, у неё заведомо нет страхов. И в нору лезет – в лисью ли, в барсучью ли – со всеми воюет. И травмируется меньше других. Таксу отпустил, она: «Тяф-тяф» – и готово. Знаю, о чём говорю, у меня же есть. Жулик зовут (Улыбается.)

– Собаки в вольерах живут? И кто из ваших питомцев – самый титулованный?

– В этом году я переехал, каждому построил свой вольер (и Жулику тоже). А самый титулованный – Беркут, побеждал в областной выставке охотничьих собак, на состязаниях в Марий Эл и других. Но он очень злобный, не любит людей. Вот за меня жизнь отдаст. В основном вдвоём мы и охотимся. Когда он был молодой и медведя садил на пятую точку. Мог кабана за ухо поймать и держать. Гладиатор. Сейчас постарел, физики, может, не хватает. А так, был истинный воин.

– Любимцы среди питомцев есть?

– Один из самых любимых – Миша. Западно-сибирская лайка. Ему около 9 лет, с раннего возраста у меня. У него мозг человека. Почему умный? Легко снимается со зверя, свистнул и он придёт. Слышит хозяина всегда. Ориентируется на меня целиком и полностью. В машине никогда не лает, не прыгает, сидит смирно, никаких лишних телодвижений. Много случаев, когда он показывал свой ум. Если он ушёл за зверем километра на три, обратно режет напрямую. Компас в голове сильный. Он всегда участвует во всех охотах. Сильный кобелёчек. И зверя находит легко. Единственный момент... (Улыбается.) …он взламывает любые вольеры, любые решётки, его ничего не держит. Лёгкий на лапу. Забор двухметровый в один прыжок перелетает. Буквально на днях приваривал новую решётку, опять оторвал.

Ничего, завтра, возможно, поедем за теми волками, что тогда вырвались. Там уже парни кружат, задёрнули их... Вообще хотел бы выразить благодарность всем, кто помогает в этом нелёгком деле. Ребята получили сигнал и поехали, не задумываясь.

P.S. На следующий день после интервью Александр вместе с другими охотниками добыл ещё двух волков (тех самых, которым удалось уйти ранее).

 


Автор: Богдан Вепрёв
Подписывайтесь на нас в соцсетях